ТРИ ОСНОВНЫХ ПРАВИЛА, О КОТОРЫХ СТОИТ ПОМНИТЬ ПРИ ВЗЫСКАНИИ УБЫТКОВ СО СЛУЖБЫ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

Единственным органом, который управомочен принудительно исполнять судебные акты в России, является служба судебных приставов. Все взыскатели, в том числе и банки, вне зависимости от того, нравится им служба судебных приставов, или нет, должны обращаться в нее для принудительного исполнения судебных актов. Служба судебных приставов не всегда работает эффективно, и на практике может случиться так, что в период исполнительного производства должник переоформляет свое имущество на других лиц, и взыскатель ничего не получает с должника.

Обстоятельства дела о взыскании убытков с ФССП России Так и произошло в деле №А40-119490/2015. Основанием для иска о взыскании убытков со службы судебных приставов послужил тот факт, что судебный пристав-исполнитель незаконно снял арест с имущества должника (земельных участков).

Вина судебного пристава была доказана, ему вынесен обвинительный приговор по статье 286 УК РФ (превышение служебных полномочий). Иного имущества у должника не имелось, в связи, с чем истец обратился в суд с иском о взыскании убытков со службы судебных приставов. Отметим первую деталь в данном деле – обратился не сам взыскатель, а другое юридическое лицо (юридическая компания), к которому перешло право требования к должнику в результате цессии.

Арбитражный суд города Москвы удовлетворил иск в полном объеме, посчитав предъявленные убытки полностью доказанными.

Причины отмены судебного акта первой инстанции Девятым Апелляционным Судом Девятый апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и отказал в иске, указав на то, что поскольку исполнительное производства в отношении должника не окончено, возможность взыскания не утрачена, служба судебных приставов не должна отвечать за долги должника. Функцией службы судебных приставов является организация принудительного исполнения судебного, и государство не должно оплачивать все невзысканные долги должников. В частности, апелляционный суд указал: «…Отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника …».

Кассационный суд согласился с судом первой инстанции и взыскал с убытки ФССП России Кассационная инстанция отменила постановление апелляционного суда, оставив решение суда первой инстанции в силе. Отменяя постановление, кассационная инстанции указала на то, что, несмотря на то, что исполнительное производство формально не окончено, по нему не производятся исполнительные действия, имущество и денежные средства должника не выявлены. В соответствии с положениями п. 83 Постановления Пленума ВС РФ N 50 , вред подлежит возмещению взыскателю, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, и иным имуществом должник не владеет. Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика .

Точка в деле, поставленная Верховным Судом РФ: Итоговым судебным актом по делу стало определение Верховного Суда РФ, который отказал во взыскании убытков со службы судебных приставов в размере 6,2 млн. долларов . Основаниями для отмены судебных актов нижестоящих судов о взыскании убытков со службы судебных приставов послужило следующее: (1) невозможность исполнения судебных актов за счет земельных участков произошло в том числе по вине взыскателя. Суд упрекнул его в том, что взыскатель не следил за публичными записями в реестре недвижимого имущества. Арест в обеспечении иска может быть снят только судом (статья 144 ГПК РФ), в том время как Росреестр произвел снятие ареста с имущества на основании постановления судебного пристава-исполнителя. Взыскателю необходимо было оспорить своевременно действия Росреестра. Таким образом, поведение взыскателя также привело к тому, что земельные участки выбыли из владения должника и на них не было обращено взыскание. (2) Суд посчитал имитацией действия истца по обращению в суд с заявлением об обращении взыскания на земельные участки и признание сделок недействительными, поскольку подача таких заявлений была заведомо безрезультатной, и сделано это было только для того, чтобы создать видимость активной защиты прав взыскателя и утрату возможности взыскать денежные средства с должника. (3) Суд указал на то, что истец, являясь профессионалом-предпринимателем, не доказал приобретения права взыскателя на возмездной основе, таким образом, истец принял на себя коммерческий риск по взысканию долга. Далее суд делает ссылки на решение Европейского суда по правам человека Regent Company v. Ukraine от 03.04.2008 и Постановление Европейского суда по правам человека от 20.09.2011 по делу «ОАО «Юкос» против Российской Федерации». Суть этих ссылок заключается в том, что если профессионал приобретает право требования к должнику, то он идет на коммерческий риск, и должен приложить максимум усилий по взысканию долга именно с должника, а не создавать имитацию взыскания с должника, при этом рассчитывая изначально взыскать денежные с государственного бюджета, так как такие выплаты будут гарантированными. (4) Суд указал, что долг может быть взыскан как в рамках исполнительного производства, так и в рамках дела о банкротстве общества «Лада Инжиниринг Инвест Компани». При этом суд сослался на пункт 85 Постановления ВС РФ , как и суд апелляционной инстанции.

Выводы Подводя итоги, можно сделать вывод о том, что Верховный Суд РФ отменил решения нижестоящих судов о взыскании убытков со службы судебных приставов не только из-за того исполнительное производство в отношении должника не окончено, как показалось многим. Причинами отказа в иске послужила совокупность обстоятельств, и наличие неоконченного исполнительного производства было лишь одним из них.

О чем не упомянул Верховный Суд РФ Кроме того, Верховным Судом РФ не учтен еще один момент. На наш взгляд, Верховный Суд РФ, хоть и упоминал то обстоятельство, что спорные земельные участки были заложенными, но правовых выводов относительно этого никаких не сделал. Как установлено судами все земельные участки находились в залоге у трех залогодержателей: закрытого акционерного общества Коммерческий банк «Росинтербанк», открытого акционерного общества «Сбербанк России», общества с ограниченной ответственностью «Частный дом». Взыскатель не являлся залогодержателем земельных участков, в связи, с чем не могло быть обращено взыскание на земельные участки в его пользу. Частью 1 статьи 78 ФЗ «Об исполнительном производстве» установлено, что взыскание на заложенное имущество может быть обращено на основании судебного акта. Такого акта, об обращении взыскания на земельные участки в материалах исполнительного производства не находилось. Что касается разъяснения Верховного Суда РФ, данных в пункте 68 Постановления Пленума ВС РФ , то они даны значительно позднее происходивших событий (2013 год). В то время (до упомянутых разъяснений), суды признавали незаконными действия судебных приставов по обращению взыскания на заложенное имущество в пользу взыскателя, который не является залогодержателем. Следовательно, о каких убытках может идти речь, если те земельные участки судебные приставы не имели права продавать в счет погашения долга?

Какие выводы необходимо сделать взыскателям из данного дела? (1) В обязательном порядке на регулярной основе эффективно отслеживать наложенные аресты на имущество должников (в том числе в обеспечении иска), информация о которых содержится в публичных реестрах (Росреестр, ГИБДД); (2) В случае необоснованных снятий ареста с имущества безотлагательно принимать меры к оспариванию незаконных действий Росреестра и (или) службы судебных приставов; (3) При подаче исков о взыскании убытков со службы судебных приставов вследствие незаконных действий, концентрировать внимание судов на п. 83 Постановления Пленума ВС РФ N 50 , в соответствии с которым бремя доказывания наличия имущества у должника, за счет которого можно исполнить решение суда лежит на службе судебных приставов, а не на истце.