ЦБ вывел из тени триллион рублей

Центробанк перекрыл один из крупнейших каналов, через который могли проводиться операции с признаками обналичивания, рассказал директор департамента финансового мониторинга и валютного контроля ЦБ Юрий Полупанов.

Средства могли обналичиваться через платежных агентов, владеющих терминалами для оплаты услуг. Они заключают договоры с платежными системами. Когда клиент платит через терминал агента, например, за ЖКХ или сотовую связь, платежная система, к которой подключен терминал, зачисляет эти средства на счет в банке, а оттуда они перечисляются адресату (в данном случае – коммунальной компании или сотовому оператору). Суть схемы в том, что деньги перечислялись через обычный счет, а не через специальный, на который ЦБ обязал зачислять поступающие из терминалов средства, чтобы контролировать движение этой наличности. Сравнив поступления из терминалов с суммой, перечислявшейся поставщикам услуг через спецсчета, ЦБ обнаружил, что через спецсчета проходило только 8% оборота платежных агентов, рассказал Полупанов. Остальную наличность платежные агенты могли продавать за безналичные (получая за это комиссию), которыми и расплачивались с поставщиками услуг.

В 2014 г. мимо спецсчетов, по оценке ЦБ, прошло 900 млрд руб. – больше, чем было обналичено через банки: в банковской системе за этот же период регулятор выявил операций с признаками обналичивания на 700 млрд руб.

Если наличность не была инкассирована на спецсчет, это значит, что ее могли продавать на теневой рынок, объясняет Полупанов. Такая наличность нужна, чтобы выдавать зарплаты в конвертах и не платить налоги, поскольку в отличие от безналичных денег движение наличных средств невозможно отследить, приводит пример Полупанов. Также ее могли использовать для взяток, оплаты работы мигрантов и в теневой торговле, перечисляет он.

Регулятор начал борьбу с обналичиванием денежных средств в начале июня, собрав крупнейших игроков на рынке – Qiwi, Comepay, «Рапиду», Contact, CyberPlat, DeltaPay, рассказал Полупанов. ЦБ провел с ними круглый стол, на котором поставил задачу к 1 июля довести долю зачислений на спецсчета до 20%, а к началу августа – до 50% (см. график). Сейчас, по данным Полупанова, по этим системам около 98% оборота платежных агентов идет через спецсчета, еженедельно на них поступает 13,5 млрд руб.

С начала июня участники рынка электронных платежей общались с ЦБ практически еженедельно, вспоминает участник круглого стола. По его словам, некоторые платежные агрегаторы не хотели стимулировать платежных агентов сразу переводить наличные из терминалов на спецсчета – у некоторых агентов их попросту не было. Некоторые выиграли тендеры в торговых сетях и уже заплатили за размещение терминалов. «Но ЦБ настоял на своем, напомнив, что речь идет о соблюдении закона», – говорит он.

В начале года в России было более 220 000 терминалов, напоминает исполнительный директор J’son & Partners Consulting Сергей Шавкунов, а оборот рынка в 2014 г. составил 960 млрд руб. В этом году он, по прогнозам J’son & Partners, достигнет 1 трлн руб. Из них 55% приходится на долю Qiwi.

Группа Qiwi в лице Киви-банка использует спецсчета с момента их возникновения, заявил представитель Qiwi. Киви-банк не осуществляет прием наличной выручки от агентов, объясняет он: агенты работают на всей территории России и «с точки зрения обращения наличных работают с локальными банками».

«Мы приветствуем инициативы регулятора по повышению прозрачности расчетов и в кратчайшие сроки приложили максимум усилий для приведения работы с агентами в соответствие с требованиями ЦБ», – заявляет представитель НКО «Рапида» (оператор систем Rapida и Contact). Главный исполнительный директор CyberPlat Владимир Кузнецов также приветствует действия регулятора, указывая, что его компания всегда была против незаконных операций по продаже наличности. «После чистки к нам стали массово приходить владельцы терминалов, которые хотят работать легально и не хотят работать с Qiwi-кошельком», – радуется он.

В Qiwi не видят оттока платежных агентов: их количество меняется постоянно, каких-то значительных колебаний в компании не заметили, сообщил ее представитель.

«Сегодня [на рынке в целом] не работает 35–40% терминалов, поскольку исчезла прибыль от продажи нелегального кэша, на остальных комиссия для оплаты стала от 3 до 10%», – оценивает Кузнецов. Многие платежные агенты заключали договоры аренды, исходя из старой прибыли, объясняет он, сейчас их прибыль резко снизилась, а договоры у многих остались старые. Аренда места под терминал в оживленном месте стоила $2000, а под банкомат – $500, разница объяснялась высокой доходностью первого, рассказывает один из участников рынка. Ужесточение регулирования приведет к банкротству не только платежных агентов, но и платежных агрегаторов, прогнозирует Кузнецов, а также к переделу рынка и тому, что потребители будут переходить из терминалов в банковские каналы и ритейловые сети. «А терминалы были столь популярны в России из-за того, что на неучтенном кэше можно было много заработать», – заключает он.